Мой сайт Среда, 18.10.2017, 16:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Форма входа

Главная » 2016 » Октябрь » 26 » Эксперт: Выработка новой единой энергополитики ЕС приведет к сопротивлению крупных государств - таких как Германия, Великобритания и Франци
10:20
Эксперт: Выработка новой единой энергополитики ЕС приведет к сопротивлению крупных государств - таких как Германия, Великобритания и Франци
С принятием новой Внешней энергетической политики ЕС наконец совершил первый шаг к превращению в единого крупного «игрока» на мировом рынке.
 
Внешняя энергетическая политика как таковая может стать важным фактором в картине мировой энергетической безопасности и возможным геополитическим элементом, меняющим правила игры. Однако лишь будущее покажет, захотят ли крупные государства-члены сообщества подчинять свои интересы более широким интересам ЕС. Внешняя энергетическая политика, вероятно, опоздала лет на пять. Об этом пишет Александр Мирчев, президент «Krull Corp.» и вице-президент Объединённого королевского института по исследованию вопросов безопасности и обороны.
 
В первом квартале 2011 г. Европа импортировала огромный объем нефти - 896 миллионов баррелей стоимостью свыше 92 млрд долларов США. Кроме того, поставки газа в первом квартале 2011 года составили объем, эквивалентной выработке1390 тераватт-часов, что на 7,5 процентов выше, чем в предыдущем квартале, их стоимость оценивается более чем в 50 миллиардов долларов США по промышленным ценам. Будучи чистым импортером энергии, ЕС уже длительное время находится в условиях ограниченного количества источников большей части импортируемых энергоносителей – преимущественно из России и Африки. Данная зависимость создает определенные сложности в виде потенциальной фрагментации внутреннего рынка, нестабильности поставок и сниженной конкурентоспособности. В некоторых случаях возникали настоящие перебои в поставках, например, во время российско-украинского газового конфликта 2009 г. Таким образом, на повестке дня вопрос о согласовании внешней энергетической политики ЕС стоит весьма остро.
 
Цель нового «Информационного письма» под заголовком «Безопасность энергетических поставок и международное сотрудничество» (с официальным названием «Энергетическая политика ЕС: Привлечение партнеров за пределами наших границ»), представленного 7 сентября Гюнтером Оттингером, комиссаром ЕС по энергетике, заключается в превращении Европейской Комиссии в советника и (в меньшей степени) арбитра внешней энергетической политики государств-членов ЕС. Для достижения такой трансформации Политика опирается на новую институциональную структуру, включающую в себя «механизм информационного обмена» для распространения в ЕС информации обо всех двусторонних межгосударственных энергетических сделках, которые заключаются членами ЕС со странами, не входящими в ЕС. В предложении добавлен пункт о том, что «Комиссия может давать предварительную оценку соответствия будущего межгосударственного соглашения законодательству ЕС еще до того, как данное соглашение подписано».
 
Кроме того, цель предложения заключается в содействии и продвижении крупномасштабных инфраструктурных проектов, диверсификации источников и маршрутов поставок энергии и интеграции энергетического рынка ЕС с рынками соседних стран, не входящих в сообщество. В итоге политика предлагает, чтобы ЕС находился в центре решения всех энергетических вопросов.
 
Такое сосредоточение вокруг единого энергетического потребителя может дать ЕС больше влияния в вопросах мировой энергетической безопасности, а также помочь смягчить воздействие многих внешних энергетических потрясений.
 
В данном подходе есть множество нюансов. Единая политика может объединить противоречивые интересы, стратегии и требования большого количества различных экономических систем, существующих в Европе. Это может обеспечить более эффективные экономические результаты, уменьшить ценовую неустойчивость и усилить политическую стабильность, оказывая тем самым положительное влияние на региональную и мировую энергетическую безопасность и геополитический баланс. Наиболее важным является тот факт, что единая энергетическая политика может усилить влияние ЕС и государств-членов на мировом энергетическом рынке. Это соответствует представлению о том, что, чем крупнее страна (блок), тем большим влиянием на рынке она обладает, и что размер трансформируется в «экономическую» и «военную силу» (как отмечал философ Уилл Дюрант в своей книге «Уроки истории»). Посредством усиления внутреннего энергетического рынка ЕС и создания возможности его мониторинга, а также за счет влияние на энергетические сделки государств-членов ЕС, новая политика может сделать ЕС более мощным игроком на мировом энергетическом рынке, чем при простом суммировании возможностей стран, его составляющих.
 
Конечно, все это может произойти лишь в случае, если новая внешняя энергетическая политика станет реальностью, что пока еще остается под вопросом.
 
“Трубопроводная” политика
 
Вопрос заключается в том, как заставить новую политику работать на практике. Главной ее целью является создание новой структуры для привлечения партнеров за пределами ЕС, что поставит энергетические отношения выше противоречивых интересов отдельных государств-членов. Это можно рассматривать как заявление ЕС о возникновении на мировом энергетическом рынке нового ключевого игрока, во главе с Европейской Комиссией.
 
В некоторой степени данная тенденция наблюдается уже определенный период времени. Начиная с 2009 года, Европейская Комиссия отвечает за обеспечение безопасности энергетических поставок блока, поддерживает взаимосвязь его энергетических сетей и повышает энергетическую эффективность и экономию. С недавнего времени ЕС принимает участие в «трубопроводной политике», а именно, пытается диверсифицировать энергетические маршруты, вывести их за пределы России через так называемый «Южный газовый коридор». В частности, газопровод «Набукко» должен будет поставлять каспийский газ напрямую в Европу. Тем не менее, данная задача еще не привела к реальным сделкам с внешними поставщиками и партнерами. Вместо этого государства-члены ЕС развивали двусторонние отношения, предпочитая сепаратные энергетические контракты, которые могли поддерживать общие цели Еврокомиссии или идти с ними вразрез, могли представлять интересы всех государств-членов ЕС или противоречить им.
 
Таким образом, одним из главных вопросов для новой политики остается то, как она будет противодействовать стремлению правительств государств-членов ЕС продолжать предпринимать односторонние действия, направленные на достижение собственных целей, связанных с энергетической безопасностью. Ответ на этот вопрос остается далеко не ясным. В настоящее время политика не имеет обязательной силы, в то время как для ее успешной реализации необходимо обозначить некоторый переход части суверенных полномочий к Европейской Комиссии. В любом случае политика должна трансформироваться в текущие политические решения ЕС таким образом, чтобы избежать противостояния между уже установившимся геополитическими позициями государств-членов ЕС и других стран. Это является нелегкой задачей.
 
Дилемма заключенного
 
Несомненно, политика выявит противоречия между ее желаемыми результатами и существующими позициями отдельных государств-членов ЕС, которые ранее, возможно, имели выгодные соглашения с поставщиками энергии.
 
Поскольку у политики есть потенциал заново определять геополитические преимущества, которые имели отдельные государства-члены ЕС от развития двусторонних энергетических отношений, необходимо обеспечить их замену и компенсацию в тех случаях, когда государства-члены ЕС будут проигрывать от реализации новых инициатив. Выполнить это будет нелегко, учитывая весь калейдоскоп экономических и политических интересов государств-членов ЕС и их внешних поставщиков энергии.
 
На практике политику необходимо адаптировать для соединения геополитических и экономических императивов, которые в ближайшие месяцы и годы, вероятно, будут занимать верхние строчки повестки дня – от проблем экономического роста и государственного долга до неофициальной иерархии в мире, которая в настоящее время находится в процессе изменения. Будущее покажет, есть ли у Европейской Комиссии способность это сделать.
 
Именно энергетика определяет часть существующих отношений и схем, которые сформировали Европу еще до Второй мировой войны. Изменение парадигмы энергетической геополитики, несомненно, приведет к сопротивлению крупных и влиятельных государств-членов ЕС (таких, как Германия, Великобритания и Франция), которые могут воспринять политику как вмешательство в их суверенитет.
 
Существует риск того, что политика может фактически привести к отдалению некоторых внешних поставщиков. Такие страны могут оказаться не готовы отказаться от своих геополитических преимуществ в результате существующих двусторонних соглашений с конкретными внешними поставщиками энергии. Например, неясно, как новая политика может повлиять на решения европейских лидеров (таких, как Николя Саркози во Франции и Дэвид Кэмерон в Великобритании), касающиеся участия их стран в разработке энергоресурсов вместе со странами-поставщиками энергии - такими, как Ливия. И будет ли рада Ангела Меркель новым централизованным подходам в германо-российских отношениях, когда прежние двусторонние отношения, вероятно, были настолько же прибыльны для Германии, как и для России?
 
Получается, что политика предлагает выбор, напоминающий классическую «дилемму заключенного». Если игроки доверяют друг другу и принимают решение о заключении совместного соглашения, они могут получить результат, который окажется наилучшим для группы в целом. Однако соблазн «совершить первый шаг», тем самым нарушив общие позиции и получив значимое конкурентное преимущество, по-прежнему силен. Обычной развязкой дилеммы заключенного является ситуация, в которой все игроки прельщаются перспективой получения собственной выгоды, что в результате ухудшает положение каждого из них. Такое, безусловно, может произойти и в рассматриваемом случае.
 
Чтобы политика стала общепризнанной, государства-члены ЕС должны увидеть ее выгоду для себя (либо должны быть введены санкции за ее невыполнение). Но в настоящее время неясно, как в рамках этой политики будут различаться противоречивые интересы и рыночная ценность крупных и мелких стран при приведении в действие ее законодательных механизмов, и возможно ли вообще проведение подобного различия в принципе.
 
Важно помнить, что между государствами-членами ЕС много различий, и единая позиция в области энергетики, сведенная к наименьшему общему знаменателю, может рассматриваться определенными странами как невыгодная. В данных условиях политика предоставляет такой же стимул для государств-членов ЕС выполнить ее требования, как и обойти их.
 
Преимущества для поставщиков
 
Чтобы новая политика стала успешной, потребуется также участие в ней поставщиков в качестве заинтересованных сторон в деле обеспечения будущей энергетической безопасности Европы. Политика фокусируется на начальной точке создания определенного диалога и партнерских отношений с внешними поставщиками. Примером выступают переговоры о договоре между ЕС, Азербайджаном и Туркменистаном о строительстве системы Транскаспийского трубопровода, которые проводились Европейской Комиссией. Подобные инициативы обеспечивают расширенный и стабильный рынок для поставщиков.
 
Однако в своих общих чертах политика не дает четкого указания на эти дополнительные преимущества для таких поставщиков. В результате существует риск того, что политика фактически может привести к отдалению некоторых из них. Более того, она может даже рассматриваться как попытка заставить их отказаться от конкурентного преимущества, которое обеспечивается их собственными природными ресурсами.
 
Ожидание, что экспортеры энергии откажутся от этого конкурентного преимущества, было бы нереалистичным и даже может привести к обратным результатам. В случае если поставщики энергии ЕС посчитают, что политика вредит их интересам, у них может появиться соблазн компенсировать любой причиненный вред сотрудничеством напрямую с отдельными странами-членами ЕС. Для достижения этой цели страны-поставщики могут прибегнуть к уговорам и предложениям, слишком выгодным, чтобы от них можно было отказаться. Такое развитие событий вновь приведет к негативному результату «дилеммы заключенного».
 
В свете сказанного необходимо дальнейшее усовершенствование механизмов внедрения политики для стимулирования ее поддержки поставщиками энергии. Такие стимулы могут облекаться в форму двусторонних соглашений между внешними поставщиками и ЕС для развития энергетических объектов и инфраструктуры, а также соглашений о передаче технологий, которые принесут выгоду экспортерам энергии в долгосрочной перспективе. В то же время эти стимулы могут находиться и за пределами отрасли энергетики и определяться особыми интересами внешних стран и соответствующими нуждами ЕС в качестве единого потребителя энергии.
 
Политическое намерение
 
Новая внешняя энергетическая политика является утверждением как экономических, так и политических намерений.
 
Хотя документы, подобные Внешней энергетической политике, редко приводят к изначально ожидаемым или заявленным результатам, сама политика представляет собой ясный сигнал для рынков о том, что ЕС стремится стать единым потребителем, напрямую взаимодействующим с ключевыми внешними поставщиками. Вне зависимости от того, как такая концепция будет реализовываться на практике, это является экономическим и геополитическим сигналом, который знаменует собой важную веху истории.
 
Несомненно, политика представляет собой новый «строительный блок», относительно ненавязчиво внедренный в более широкую панораму различных стратегий, являющихся фундаментом развития Европейского Союза, которые будут определять внутренний энергетический рынок ЕС. Таким образом, у политики есть потенциал для того, чтобы стать благоприятным фактором, изменяющим правила игры в политическом и энергетическом ландшафте внутри Европы и за ее пределами. Причем само ее существование может поменять энергетический и геополитический баланс в двадцать первом веке.
 
Об авторе
 
Александр Мирчев является вице-президентом Объединённого королевского института по исследованию вопросов безопасности и обороны, а также основателем и президентом компании «Krull Corp.», находящейся в США и разрабатывающей глобальные стратегические решения; выступает в роли международного комментатора по вопросам глобальной экономической безопасности, новых экономических тенденций и возникающим стратегическим проблемам, часто выступая в новостных программах США и других стран. А.Мирчев работал старшим научным сотрудником в Институте Европы, РАН, старшим научным сотрудником Национального общественного центра Болгарской академии наук, адъюнкт-профессором в Софийском университете Св. Климента Охридского; является почетным доктором Университета внешней торговли и финансов (Украина), а также членом Российской академии естественных наук.
 
Источник: European Energy Review.
Просмотров: 42 | Добавил: betpamind1974 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
» Поиск

» Календарь
«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

» Архив записей

» Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2017
    Сделать бесплатный сайт с uCoz